Home (Главная)

Page 82 - Страница 82
Page 82
background image

В двенадцать часов голубки нет. 
Час дня - ее нет. Два часа - тоже. 
И только около пяти часов вечера она появилась у часов. 
- Почему ты так поздно пришла? - спросил ее голубь. 
- Ведь от твоей площади до ратуши лететь пять минут. 
- Милый, на дворе такая чудесная погода, что я решила пройтись пешком. 
(Анекдот, рассказанный отцом) 
Когда  у  меня  возникали  сомнения  или  не  ладилось  что-то  с  работой,  узнавал  ли 
интересные новости-всем этим я делился с отцом. Поэтому он всегда был в курсе наших 
студийных дел, постоянно обсуждал наши проблемы и давал полезные советы. Вместе с 
ним я придумывал этюды, порой для стенной газеты цирка отец сочинял стихотворные 
эпиграммы. 
Несколько  раз  он  приносил  материалы  в  репертуарный  отдел  Главного,  управления 
цирков (весь отдел состоял из одной женщины), их, как правило, отвергали. 
Один знакомый драматург сказал отцу: 
-  Ну  что  вы,  Владимир  Андреевич,  ходите  к  ней  с  пустыми  руками?  Купите  ей  конфет 
хороших или билеты в театр. Внимание-то любит каждый человек. 
Отец  предложил этой сотруднице достать билеты в театр. Она  согласилась. Когда отец 
принес билеты, то она отдала за них деньги. Знакомый папы, узнав об этом, схватился за 
голову: 
-  Господи,  зачем  же  деньги-то  взяли,  надо  просто  так  подарить  ей  билеты.  Как  вы  не 
понимаете? 
Билеты ли сыграли свою роль или то, что я тайно от родителей ходил к этой сотруднице 
просить  за  отца,-  не  знаю,  но  великая  радость  в  доме:  отца  посылают  в  творческую 
командировку.  Его  направили  в  Горький,  чтобы  он,  посмотрев  клоунов  Кисса  и 
Бондаренко, написал для них репертуар. 
Отец  впервые  выезжал  в  командировку.  Для  нас  это  было  странно:  как  так,  папы 
двадцать  дней  дома  не  будет.  И  вот  через  три  недели  он  возвратился  и  сделал  дома 
подробный отчет. 
Я  слушал  его  с  открытым  ртом.  Он  рассказывал  все  в  деталях,  заглядывал  в  листочек 
бумаги,  на  котором  записал  наиболее  интересные  события,  происшедшие  с  ним  в 
командировке. 
Впервые  от  отца  я  узнал  о  Рыжем  клоуне  старого  поколения  Николае  Кисее.  Отцу  он 
понравился. Мягкий, культурный клоун и хороший актер - так охарактеризовал его отец. 
Кроме Кисса и Бондаренко, в Горьковском цирке в программе работало знаменитое трио 
музыкальных клоунов братьев Лавровых и коверный А. Боровиков. 
Особенно  я  завидовал  отцу,  что  он  видел  Лавровых.  Я  расспрашивал  подробно  о 
костюмах,  гриме,  интонациях.  Все  меня  интересовало.  Услышал  от  отца  и  забавный 
случай. 
Цирк  в  Горьком  находился  у  вокзала,  и  публика,  прежде  чем  попасть  в  цирк,  шла  по 
мосту, перекинутому через железную дорогу. На  мосту обычно  сидел пьяный нищий и 
всегда гнусавым голосом кричал одну и ту же фразу: «Дай немножкээ...» Это «э» в конце 
фразы  он  долго-долго  тянул,  что  и  использовали  братья  Лавровы  в  клоунаде 
«Перекачка», во время которой Петр Лавров, видя у партнера кружку пива, обращался к 
нему: «Дай немножкээ». Зал падал от хохота, настолько это звучало для всех знакомо и в 
то же время неожиданно. 
В программе работал известный дрессировщик лошадей Борис Манжелли. Смотреть его 
работы на манеже было одно удовольствие. Как он носил фрак! Как держался на арене! 
Элегантен, аристократичен. Одно появление Бориса Манжелли вызывало аплодисменты. 
Он был прекрасным актером. Не просто дрессировщиком, а  актером! У него был трюк, 
когда одна из лошадей останавливалась за его спиной и как бы случайно подталкивала. 
Дрессировщик от неожиданности поднимал голову, делая небольшой шаг вперед. И все