Home (Главная)

Page 75 - Страница 75
Page 75
background image

Побледневший Романов вежливо и тихо объяснял: 
-  Понимаете, по внутреннему  состоянию не возникло  у меня посыла,  чтобы я встал.  По 
Станиславскому, если бы я встал, выглядело бы неоправданно... 
Если бы Борис честно признался, что забыл встать, то, наверное, ему бы все сошло, но 
«внутреннее состояние» сначала лишило Гурского дара речи, а потом он заорал хорошо 
поставленным голосом: 
-  Да  плевать  я  хотел  на  твой  посыл!  Тоже  мне,  гений!  Видите  ли,  у  него  нет  посыла!!! 
Вот я тебя пошлю сейчас... (Кстати, и послал...) 
С тех пор Борис Романов в подсадках у Любимова и Гурского не участвовал. 
А НЕКОТОРЫЕ УМНИКИ... 
В один американский цирк пришел наниматься артист. 
- Что вы умеете делать»? - спросил его директор. 
-  Во  время  своего  выступления  я  съедаю  сто  куриных,  сто  утиных,  сто  гусиных  и 
пятьдесят страусиных яиц. Мое прозвище Яичный король. 
- Но в воскресные дни у нас по четыре представления. 
- Согласен. 
-  Да,  но  скоро  начнутся  рождественские  праздники.  И  мы  будем  давать  представления 
через каждый час. 
- Но когда же я буду обедать? 
(Из иностранного юмора) 
- А некоторые умники говорят, что легко работать клоунаду! - эту фразу сказал Мозель, 
пожилой,  опытный  мастер,  артист,  представления  с  участием  которого  я  старался  не 
пропускать. Медленно передвигая ноги в огромных клоунских ботинках, тяжело дыша, 
он  поднимался  по  лестнице,  ведущей  в  артистическое  фойе.  Лицо  у  него  покрылось 
испариной,  парик  съехал  набок,  а  на  кончике  забавного  клоунского  носа  повисла 
выступившая сквозь гуммоз большая капля пота. Фраза, которую он бросил на ходу, ни к 
кому  конкретно  не  относилась.  Артист  говорил  как  бы  сам  с  собой.  Но  так  как  на 
лестнице никого, кроме меня, не оказалось, то я принял его фразу за начало разговора. 
-  Если  бы  вы  знали,  как  тяжело  работать  на  утреннике!  -  продолжал  Мозоль.-  Ребята 
шумят,  приходится  их  перекрикивать,  чтобы  донести  текст,  так  что  к  концу  клоунады 
голоса уже не хватает. 
-  Почему  же  вы  не  даете  на  утренниках  «Стрельбу  в  яблоко»?  -  спросил  я.-  В  ней  нет 
слов, ее очень хорошо принимают ребята. 
-  Милый  мой!  -  ответил  клоун.-  Ведь  мы  давали  эту  сценку  целых  полтора  месяца... 
Нужно менять репертуар, а клоунад без текста у нас больше нет. 
В  тот  вечер,  придя  домой,  я  сделал  в  тетрадке  следующую  запись:  «На  детских 
утренниках  нужно  стараться  детям  больше  показывать,  чем  рассказывать.  Дети  любят 
действие, сметной трюк. На утренниках текст доносить трудно». 
Я  с  большой  радостью  посещал  студию.  Приходя  к  десяти  утра  на  занятия,  уходил  из 
цирка  после  вечернего  представления.  Спектакли  в  то  время  шли  в  трех  отделениях  и 
заканчивались  около  двенадцати  ночи.  Стараясь  общаться  со  старыми  артистами,  я  все 
время бывал за кулисами, смотрел, как они готовятся к выходу, с удовольствием слушал 
их  разговор,  познавая  историю  цирка  не  только  по  книгам,  а  и  по  рассказам  артистов, 
которые  участвовали  в  легендарной  пантомиме  «Черный  пират»,  лично  знали  семью 
Труцди, работали в частных цирках. 
ТАК МОЖНО СЛОМАТЬ ШЕЮ... 
Один человек падает с небоскреба. 
И, пролетая мимо балкона, спрашивает стоящего там человека: 
- Какой этаж? 
- Восемнадцатый. 
- Ну еще можно жить... 
(Из иностранного юмора)