Home (Главная)

Page 71 - Страница 71
Page 71
background image

И вот наконец кидаюсь на ковер и что-то поднимаю, увы, это оказался не ключ, а плевок. 
Руку вытер о себя брезгливо. В зале засмеялись. 
Потом  экзаменовались  и  другие.  Среди  них  Борис  Романов.  Своей  общительностью, 
чувством юмора, а также тем, что он пришел на экзамен, как и я, в солдатской шинели (а 
у  меня  еще  долго  после  войны  ко  всем,  кто  носил  солдатскую  шинель,  оставалось 
отношение  доброе),  он  привлек  мое  внимание,  и  мы  познакомились.  Для  начала  он 
рассказал мне анекдот: 
На экзамене профессор спрашивает нерадивого студента: 
- Вы знаете, что такое экзамен? 
- Экзамен-это беседа двух умных людей,- отвечает студент. 
- А если один из них идиот? - интересуется профессор. 
Студент спокойно говорит: 
- Тогда второй не получит стипендии. 
От Бориса я узнал, что он воспитывался в детдоме, его учебу в театральном техническом 
училище  (он  собирался  стать  гримером)  прервала  война.  Конечно,  тогда  я  и  не 
предполагал, что мы станем друзьями и мало того - партнерами, что Бориса примут у нас 
дома, полюбят и он будет завсегдатаем наших вечеров в Токмаковом переулке. 
В  три  часа  дня  закончился  последний  тур,  а  в  шесть  часов  вечера  вышел  какой-то 
человек со списком и буднично, в алфавитном порядке зачитал фамилии всех принятых. 
Среди них произнес и мою. Всего в студию зачислили восемнадцать человек, а пятерых 
взяли кандидатами. 
Я сразу позвонил домой. 
- Папа, меня приняли. 
- Ну и хорошо. Приезжай скорее! 
Приехал домой и подробно все рассказал. А в восемь вечера в Камерном театре (потом 
он  назывался  Театром  имени  Пушкина)  проходил  последний  тур  конкурса,  на  который 
меня тоже допустили. И я решил поехать. 
И надо же! И здесь после конкурса мне сообщили, что меня приняли в студию. 
Бывает же так: то всюду отказ, а тут в один день две удачи. 
Вернулся домой поздно, и долго с отцом и матерью обсужали минувший день. 
Куда идти: в студию Камерного театра или в студию цирка? 
Отец  вновь  повторил свои доводы о том, что в цирке легче и быстрее можно проявить 
себя, найти новые интересные формы клоунады, и я решил идти в цирк. 
СТРАНЕ НУЖНЫ КЛОУНЫ 
В трамвае сидит старушка. Рядом с ней стоит тощий, изможденный студент. 
- Ты чего же, милый, такой худой? - обращается к нему старушка. 
- Задают много,- отвечает он, - Ты, наверное, отличник? 
- Нет... 
Старушка, видя перекинутый через руку студента плащ, предлагает: 
- Давай, милый, я хоть плащ твой подержу, а то ведь тебе тяжело... 
- Это не плащ,-отвечает парень,- это студент Сидоров. Вот он - отличник. 
(Из услышанных анекдотов) 
Веселое,  голодное  студенчество  было  у  нас  в  цирковой  студии.  Нам,  правда,  выдавали 
рабочую  продовольственную  карточку,  получали  мы  и  талоны  на  сухой  паек,  а  также 
стипендию - пятьсот рублей. Ни в одном институте не давали такой большой стипендии. 
Главное  управление  цирков  Комитета  по  делам  искусств  отпустило  значительные 
средства  на  студию.  Стране  нужны  были  клоуны.  К  нам  пригласили  преподавателей 
различных дисциплин. Любили все у нас технологию цирка. 
Каждый  раз  занятия  по  этой  дисциплине  вели  разные  люди.  Приглашались  старые 
мастера,  которые  беседовали  с  нами  о  специфике,  технологии  цирка,  рассказывали  о 
своей  жизни,  работе.  Много  времени  провел  с  нами  Александр  Борисович  Буше, 
неповторимый  режиссер  -  инспектор  Московского  цирка.  (Его  и  еще  ведущего