Home (Главная)

Page 298 - Страница 298
Page 298
background image

ничего  не  происходило.  Я  подошел  к  нему  поближе,  чтобы  лучше  увидеть  н  не 
прозевать,  если  что-нибудь  все-таки  будет  происходить.  И  начал  заранее  смеяться. 
Клоун, посмотрев на меня строго, сказал: 
- Чего 
смеешься? Иди, иди отсюда. Смущенный, я отошел. 
- Папа, он меня прогнал,- пожаловался. 
- И правильно сделал,- сказал отец.- Он же устал. Ему надо поесть. Он сейчас не клоун, 
не артист. 
Никак не укладывалось у меня тогда в голове, что это клоун и в то же время не клоун. Я 
был уверен, что клоун всегда должен быть смешным. 
Теперь,  проработав  более  четверти  века  в  цирке,  я  немало  знаю  о  клоунах.  И  мне 
понятно  возбуждение  детей  и  взрослых,  которые,  подходя  ко  мне  за  кулисами  или 
здороваясь издали, заранее начинают смеяться. 
Помня свое разочарование в детстве, я стараюсь поддерживать репутацию клоунов и не 
остаюсь в долгу. Подмигнув или пощекотав живот какому-нибудь малышу, я продолжаю 
быть клоуном: пусть дети думают, что я всегда смешной. «Весело ли вам бывает, когда 
вы  выступаете  в  цирке?»  Снова  и  снова  я  вспоминаю  этот  вопрос  по  пути  домой. 
Действительно,  а  что  я  испытываю  во  время  спектакля?  Пожалуй,  больше  всего-
волнение,  озабоченность,  удовлетворение,  если  чувствую,  что  точно  сработал  трюк,  и 
ощущаю,  как  хорошо  принимают  сегодня  репризу.  Это  я  испытываю,  но  не  веселье. 
Иногда  радуешься  после  представления  предстоящему  отдыху.  В  цирке  нагрузка 
доходит до сорока представлений в месяц, а в дни школьных каникул и до шестидесяти. 
В такие дни не до творчества, не до взлетов актерского мастерства. Напряженная работа, 
работа на износ, и каждый вечер мы считаем, сколько осталось дней до конца каникул. 
Ты чувствуешь себя заведенной машиной. До веселья ли тут? «А вам не надоедает делать 
каждый вечер одно и то же?» ЭтЛюбопытно, нежелание работать проходит, как только 
окажешься  в  своей  гардеробной  и  окунешься  в  привычный  ритм  цирковой  жизни. 
Гримируешься,  одеваешься,  готовишь  реквизит,  а  тобой  уже  овладевает  знакомое 
волнение. Я бы сравнил это с чувством, которое испытывает спортсмен перед прыжком в 
воду. 
Я люблю свою профессию. У  меня никогда не возникало сомнения: искусство ли цирк 
или не искусство? 
Публика  любит  посмеяться.  Я  твердо  верю  в  то,  что  смех  укрепляет  здоровье  и 
продлевает  жизнь.  Минута  смеха  -  на  день  больше  живет  человек.  В  среднем  наши 
коверные  находятся  на  манеже  тридцать  минут  за  вечер.  Так,  посмеявшись  на  одном 
спектакле,  люди  продлевают  свою  жизнь  на  месяц.  Не  случайно  древняя  восточная 
пословица  гласит:  «Один  клоун,  приезжающий  в  город,  дает  людям  больше  здоровья, 
чем  сто  ишаков,  нагруженных  лекарствами».  И  мне  кажется,  что  зрители  это 
инстинктивно чувствуют. 
У английского писателя-фантаста Эрика Френка Рассела есть рассказ «Немного смазки». 
Два  раза  посылали  люди  Земли  в  далекую  галактику  космические  корабли.  Без  малого 
четыре года должны были они пролететь, чтобы вернуться на Землю.  И оба корабля не 
вернулись. Люди не выдерживали психической нагрузки. Не выдерживали длительного 
шума  двигателей,  одиночества.  Начинались  ссоры,  кончавшиеся  убийством  или 
депрессиями.  После  гибели  второго  корабля  был  послан  третий,  который,  выполнив 
задание,  летит  к  Земле.  Перед  самым  приземлением  командир  корабля  подводит  итоги 
полета  и  мысленно  оценивает  людей,  с  которыми  летел.  В  полет  были  придирчиво 
отобраны лучшие из лучших  ученых, но один из отобранных оказался недотепой. Этот 
чудак  потешал  команду  своими  шутовскими  выходками.  Как  могли  взять  на  борт 
корабля такого человека, да еще в качестве психолога-ученого? Он ухитрился за четыре 
года  семь  раз  отметить  свой  день  рождения.  Это  были  вечера,  когда  он  устраивал 
космонавтам целые представления. Играл не несколИ только, когда космический корабль