Home (Главная)

Page 296 - Страница 296
Page 296
background image

- Простите,- начал он, увидев меня, выходящего из цирка,- не могли бы вы уделить мне 
немного  времени?  После  трех  воскресных  спектаклей  никакого  настроения  с  кем-либо 
говорить у меня, конечно, не было. Скорее домой, попить чаю да спать. 
Незнакомец, словно угадав мои мысли, продолжал мягким, грудным голосом: 
-  Разговор  ведь,  Юрий  Владимирович,  пойдет  о  вашей  судьбе,  которая  меня  искренне 
волнует и беспокоит. 
Заинтересованный, я покорился. Мы отошли к забору Центрального рынка, и я выслушал 
все. что рассказал мне незнакомец. 
С трудом подбирая слова, сбивчиво и торопливо мужчина сообщил мне, что он военный 
инженер, сейчас на пенсии, живет один с собакой и очень любит искусство. 
-  Искусство,-  продолжал  он,-  пожалуй,  единственное,  чем  заполнена  моя  одинокая 
жизнь. За вами, Юрий Владимирович, наблюдаю давно. Не пропустил ни одного фильма 
с вашим участием. Вы стали одним из моих любимых актеров. И представьте себе, для 
меня было великой неожиданностью узнать, что вы работаете в цирке клоуном. 
- Да,- подтвердил я.- Цирк - моя постоянная рдбота. 
-  Вот  это-то  меня  и  удивляет.  Я  сначала  не  поверил.  Но  по  телевидению  было  ваше 
интервью...  Я  не  любитель  цирка.  Но  вас  решил  посмотреть,  И  смотрел  не  один  раз. 
Признаюсь вам откровенно, я потрясен. 
Я  улыбнулся,  заранее  ожидая  комплименты.  Мысленно  уже  подбирал  ответные  фразы. 
Привычное «спасибо» или ироническое «ну, так ли уж...». 
-  Да,  я  потрясен!  -  продолжал  мой  незнакомец  уже  с  пафосом.-  Как  вы,  талантливый, 
умный,  культурный  человек,  решили  связаться  с  цирком,  который  вас  губит  и 
уничтожает? 
От неожиданности я замер. 
- Я говорю вам это,- продолжал человек,- любя, уважая и с надеждой вразумить вас. Как 
вы,  сыграв  такую  психологически  глубокую  роль  в  фильме  «Когда  деревья  были 
большими», опустились до этого?.. 
- До чего «до этого»? - наконец спросил я. 
-  Выходить  в  нелепом  костюме,  изображать  дурака.  Вы  ведь  на  арене,  простите  меня, 
дурачок. Ну как можно унижать себя? Ведь это абсурд: прикреплять выстрелом своему 
партнеру  бантик,  извините...  на  его  зад.  А  эта  глупейшая  фраза;  «Снимаем 
обыкновенную шляпу с необыкновенной головы». 
- Но ведь смеются же,- неуверенно сказал я. 
-  Да  потому  что  вы  дурак,  извините.  Смеются  над  дураком.  Разве  вы  получаете 
удовольствие от этого? 
- Получаю,- ответил я уже твердо. 
- Платят хорошо? - спросил он. 
- Да как вам сказать...-начал я, словно оправдываясь,-как везде. 
-  Тогда  плюньте  на  цирк,  снимайтесь  в  кино!  Недавно  я  третий  раз  смотрел  «Ко  мне, 
Мухтар!» по телевизору. Гуманный фильм. Если вам с публикой расставаться жаль, мой 
совет  -  идите  в  театр...  на  благородные  подмостки.  Творите  вместе  с  Шекспиром, 
Островским, с советскими драматургами. Вы поняли меня? Вы не обиделись? 
- Я вас понял и не понял,- ответил я.- Но, во всяком случае, не обижаюсь. 
Признаться, мне стало, конечно, обидно за себя, за цирк, за моих товарищей по работе. Я 
подумал: «Ну что я буду объяснять человеку сейчас, на улице, под дождем?» 
- Это не разговор - на улице. У нас с вами разный взгляд на искусство цирка. 
- Искусство ли? - вставил ехидно мужчина. 
- Да, искусство,- ответил я.- Искусство, которое вы просто не любите и не понимаете. 
Попрощался с ним и пошел прочь. 
Несмотря на мелкий моросящий дождь, решил пройтись немного пешком. Разговор меня 
взбудоражил.  Так  откровенно  и прямо  со  мной  на  эту  тему  заговорили  впервые.  Слова 
этого  человека  поселили  в  мою  душу  сомнение.  Мало  того,  уже  сворачивая  на