Home (Главная)

Page 286 - Страница 286
Page 286
background image

поставить  подпись  на  каком-то  письме,  то  срочно  вызывали  на  просмотр  кинопроб,  то 
соединяли по телефону с Комитетом по кинематографии, то просили посмотреть оружие, 
доспехи, старые гравюры. 
Здесь же, в его кабинете, проходило прослушивание музыки к фильму. Я просидел около 
двух часов, наблюдая весь этот хаос. Наконец Сергей Федорович заговорил со мной. 
- Вы догадываетесь, зачем я попросил вас зайти ко мне? 
- Предполагаю,- сказал я,- что вы хотите предложить мне роль Наполеона? 
- Как? - На секунду Бондарчук даже замер. 
Когда я улыбнулся, он стал смеяться вместе со мной. 
-  Я хочу,-  сказал  Сергей Федорович,-  чтобы  вы сыграли капитана Тушина. Вы помните 
Тушина? 
- Довольно смутно,- сознался я. 
- Ну что же вы так,- сказал с некоторым огорчением Сергей Федорович.- Тушин. Капитан 
Тушин! В нем же олицетворение всего русского. Тушин - фигура огромного значения. И 
для романа и для фильма. Я хочу, чтобы вы сыграли эту роль! Я вижу вас в этой роли. 
Остановились  мы  на  том,  что  я  внимательно  прочту  роман,  потом  сделаем  фотопробу, 
поищем грим, костюм, а там и решим, как быть дальше. 
Приехал я в назначенный день на  «Мосфильм» и довольно долго ждал Бондарчука. Он 
проводил пробы в павильоне. Как только он пришел, то, едва поздоровавшись, спросил 
меня: 
- Ну как, прочли? Согласны? 
- Так ведь Тушин маленького роста, а я метр восемьдесят. 
-  Это  не  имеет  никакого  значения.  Подумаешь,  рост  не  тот,-  увлеченно  начал  говорить 
Бондарчук,-  В  кино  все  можно  сделать.  Пусть  вас  рост  не  смущает.  Мы  поставим  вас 
пониже,  рядом  с  вамп  будут  люди  высокого  роста  -  мы  так  подберем  окружение,  что 
поневоле окажетесь маленьким. Вот и все проблемы. Я мечтаю,- продолжал Бондарчук,- 
снять эпизод с Тушиным по-особенному. 
Я согласился попробоваться. Подобрали костюм, грим, сделали фотопробу. На роль меня 
утвердили.  Но  съемки  по  какой-то  причине  откладывали.  К  тому  времени  у  меня 
закончился  отпуск,  и  я  поехал  работать  в  Куйбышев,  где  «горел»  цирк.  Оттуда  стали 
меня вызывать на съемки. Но цирк не отпустил. 
Когда картина вышла на экран, один из моих приятелей сказал: 
- Хорошо, что ты не снялся в «Войне и мире». 
- Почему? - удивился я. 
- Артист, исполняющий роль Тушина, сломал на съемках ногу. А я тебя знаю  - ты бы и 
шею там сломал! 
С тех пор мы не раз встречались с Сергеем Федоровичем Бондарчуком. Он расспрашивал 
о работе в цирке, а прощаясь, всегда добавлял: 
- А я вас все-таки сниму! Непременно! 
Через некоторое время я получил приглашение на небольшую роль в фильм «Ватерлоо». 
Бондарчук  предлагал  сыграть  английского  офицера.  Была  сделана  фотопроба,  меня 
утвердили на роль. Но опять начало съемок затянулось, и я уехал на гастроли за рубеж. 
И  только  спустя  много  лет,  в  1974  году,  мы  встретились  с  Сергеем  Федоровичем 
Бондарчуком на съемках фильма «Они сражались за Родину». 
Василий  Шукшин  рассказывал  о  том,  как  он  поступал  во  ВГИК.  Когда  он  приехал  с 
Алтая  сдавать  вступительные  экзамены,  места  в  общежитии  не  оказалось.  Шукшин 
решил ночевать на бульваре недалеко от Котельнической набережной. Только задремал 
на скамейке, как его разбудил высокий худощавый мужчина с палкой в руках. Шукшин, 
приняв  его  за  сторожа,  испугался.  -  Чего  спишь  здесь?  -  спросил  мужчина.  -  Ночевать 
негде,- ответил Шукшин. - Пойдем ко мне, переночуешь,- сказал незнакомец. Привел к 
себе  домой,  напоил  чаем  и  всю  ночь  вел  с  ним  разговоры.  Когда  Шукшин  уже  начал 
учиться, ему кто-то издали показал на режиссера Ивана Пырьева. И Шукшин узнал в нем