Home (Главная)

Page 285 - Страница 285
Page 285
background image

Я  объяснил  Тарковскому,  почему  так  натурально  кричал.  Показал  ему  на  свои  ноги,  а 
они все в пузырях от ожогов. 
В «Андрее Рублеве», как и в фильме «Ко мне, Мухтар!», мое первое появление на экране 
поначалу  вызывало  в  зрительном  зале  смех.  Зритель  готовился  увидеть  комедийные 
трюки. 
Спустя  несколько  лет,  работая  над  одной  картиной  вместе  с  талантливым  оператором 
Вадимом  Юсовым,  снимавшим  и  «Андрея  Рублева»,  в  разговоре  с  ним  я  вспомнил  об 
этом смехе. 
Юсов внимательно меня выслушал и сказал: 
-  Вот  пройдет  много  лет,  и  вас  как  комедийного  артиста  забудут.  А  картина  «Андрей 
Рублев» будет идти. Со временем сцену будут воспринимать как нужно. 
Может быть, Юсов и прав. 
Андрей Тарковский долго монтировал свой фильм. Когда его показывали в Доме кино, я 
гастролировал с цирком на Украине. Впервые «Андрея Рублева» я увидел на Елисейских 
полях во время наших гастролей в Париже. Помню очередь в кассы кинотеатра, помню, 
как  внимательно  следил  зритель  за  картиной.  И  вообще  это  был  для  меня  праздник  - 
премьера  «Андрея  Рублева».  Единственное,  о  чем  я  жалел,  что  фильм  не  оставили  под 
прежним  названием  («Страсти  по  Андрею»),  которое,  на  мой  взгляд,  точнее  выражало 
смысл картины. 
Актриса  Елена  Кузьмина  рассказала  мне,  как  в  фильме  «Секретная  миссия»  снимался 
кадр,  где  убивают  ее  героиню.  Кузьмина  за  рулем  машины.  В  лобовом  стекле  одна  за 
другой  возникают  дырки  от  пуль.  Снимали  это  так.  За  спиной  актрисы,  чуть  слева, 
посадили снайпера, который стрелял по стеклу изнутри машины. - Вы только голову не 
отклоняйте.  Даже  на  сантиметр,-  попросил  он  Кузьмину.  -  Это  было  очень  страшно,- 
вспоминала Елена Александровна.- Особенно когда пули задевали мои волосы. И знаете, 
самое  любопытное  -  когда  после  шестого  дубля  все  шесть  изрешеченных  стекол 
положили друг на друга, все дырки совпали. Прошло немало лет с тех пор, как я видел 
этот фильм. Многое забыто. А этот кадр до сих пор перед моими глазами. 
(Из тетрадки в клеточку. Июль 1973 года) 
Моя  первая  встреча  с  Сергеем  Федоровичем  Бондарчуком  была  случайной.  В  один  из 
приездов  на  «Мосфильм»  в  коридоре  студии  ко  мне  подошел  начинающий  уже  тогда 
седеть  Бондарчук  (это  еще  задолго  до  того,  как  он  снимал  «Войну  и  мир»,  на  которой 
поседел окончательно) и сказал: 
-  Простите,  не  знаю  вашего  отчества,  но  хотел  бы  с  вами  познакомиться.  Видел  вас  в 
фильме «Когда деревья были большими». Хорошо снялись. Но я знаю вас и по работе в 
цирке. Вы мне очень нравитесь на манеже. И знаете ли, я хочу написать о вас статью. 
Мы еще немного поговорили и расстались. У кинематографистов (да и только ли у них?) 
бывает  такое:  встретятся,  наговорят  друг  другу  комплиментов,  а  расстанутся  -  и  все 
забыто.  Поэтому  я  подумал,  что  Бондарчук  сказал  о  статье,  видимо,  ради  красного 
словца. 
Но  я  ошибся.  Вскоре  в  журнале  «Советский  цирк»  под  рубрикой  «В  добрый  час» 
появилась  статья,  написанная  Сергеем  Бондарчуком.  Там  же  поместили и фотографию, 
которую  кто-то  сделал  в  коридоре  «Мосфильма»  во  время  нашей  встречи.  Бондарчук 
написал о моей работе в цирке и кино. Он упомянул и о том, что хотел бы когда-нибудь 
снять меня в своем фильме. 
Статья  имела  большой  резонанс  в  цирке.  Сам  Сергей  Бондарчук  (он  уже  тогда  был 
человеком с мировой славой) написал о клоуне! Меня поздравляли. 
Прошло много лет. Вдруг телефонный звонок. 
- С вами говорят из группы  «Война и мир». Сергей Федорович Бондарчук хочет, чтобы 
вы приехали на студию для переговоров об участии в фильме. 
На следующий день я встретился с Бондарчуком. Он очень внешне изменился. Выглядел 
усталым, нервным. Все время к нему заходили люди - то приносили эскизы, то просили