Home (Главная)

Page 268 - Страница 268
Page 268
background image

Очнулся он в больнице. Лежит в гипсе. Ко всем родственники, друзья приходят, а к нему 
никто.  Но  вот  приходит  к  нему  старушка,  которой  он  подрядился  тащить  стиральную 
машину. Кузьма увидел ее и перепугался. 
«Ну, скандал будет»,- думает он. Поэтому сразу же говорит: 
-  Машина  за  мной!  Выйду  из  больницы,  устроюсь  по  специальности  и  машину  вам 
доставлю. 
А  старуха  и  не  собиралась  требовать  деньги.  Просто  решила  проведать  больного 
человека,  компот  ему  принесла,  о  деревенских  новостях  (старуха  в  город  недавно 
переехала)  рассказала.  Поведала  она  и  о  судьбе  одной  девочки,  которая  жила  с  ней  в 
деревне. 
Трогательная судьба. Отец и мать девочки потерялись во время бомбежки в годы войны. 
Сироту подобрали колхозники и воспитали. 
А Наташа, так звали девочку, все надеялась найти своих родных. 
Выйдя из больницы, Кузьма Кузьмич  едет в  деревню, где живет  Наташа. Знакомится с 
ней и заявляет, что он ее отец. 
И Наташа ему поверила. 
Так Кузьма Кузьмич оказался в деревне. 
КУЛИДЖАНОВ В МЕНЯ ПОВЕРИЛ 
Режиссер  Кулиджанов  рассказал  анекдот.  В  Англии  искали компанию,  которая  ваялась 
бы  за  прокладку  туннеля  под  Ла-Маншем.  В  парламент  пришел  человек  с  лопатой  и 
сказал:  -  Я  пришел  насчет  туннеля.  Его  спрашивают:  -  Вы  представитель  какой 
компании? - Буду копать в компании с моим братом. Он будет копать из Франции, а я из 
Англии, и под Ла-Маншем мы с ним встретимся. 
- Ну а если не встретитесь? - Тогда будет два туннеля. 
(Из тетрадки в клеточку. Март 1961 года) 
На следующий день, как и обещали, позвонили со студии. 
- Как вам сценарий? 
- Нравится. Только вот кого мне играть? 
- Режиссер хочет вас попробовать на роль Кузьмы Иорданова. 
Я ахнул. 
Увидев  режиссера  Кулиджанова  в  первый  раз,  я  подумал:  «Вот  так,  наверное,  должны 
выглядеть  хорошие  педагоги».  Лев  Александрович  производил  впечатление  человека 
спокойного, уравновешенного и собранного. 
- Как вам роль? - спросил он сразу. 
- Понравилась, но не знаю, смогу ли сыграть ее,- признался я чистосердечно. 
-  Умоляю  вас,  не  играйте.  Только  не  играйте!  И  вообще  не  говорите  слова  «играть». 
Будьте самим собой. Считайте, что ваша фамилия не Никулин, а Иорданов. И живете вы 
в Москве, в старом доме. Вам пятьдесят лет. 
Кулиджанов долго говорил о характере и судьбе Кузьмы Кузьмича. 
Наше  представление  об  образе  этого  человека  совпадало.  Но  я  вдруг  ощутил,  что  эту 
роль сыграть не смогу. Во-первых, мне сказали: «Не играйте». Но как же не играть? Все, 
что делал в кино до этого, я именно играл, и за это меня хвалили. Во-вторых, у Кузьмы 
Кузьмича  в  роли  много  текста.  А  я  плохо  запоминаю  текст.  И,  наконец,  в-третьих,  я 
работал  в  цирке  и  боялся,  что,  если  меня  утвердят  на  роль,  мне  не  удастся  совместить 
свою работу со съемкой. 
Кулиджанов  показал  мне  эпизод,  который  отобрали  для  кинопробы,-  момент  встречи 
Кузьмы Иорданова с Наташей. 
Когда мы прощались, я спросил: 
- Лев Александрович, а почему вы меня пригласили на эту роль? Видели в кино? 
- Вы знаете,- ответил Кулиджанов,- самое любопытное, что ни одной вашей роли в кино 
я  не  видел.  Только  на  днях  мы  посмотрим  картину  с  вашим  участием.  Я  видел  вас  в 
цирке. Только в цирке. И вы мне понравились.