Home (Главная)

Page 260 - Страница 260
Page 260
background image

мы показываем иностранцам перед началом деловых переговоров. Они хохочут, и после 
этого с ними легче договориться. 
«ХОТЬ САМИ ПОСМЕЕМСЯ» 
На  съемках  одного  военного  фильма  были  заняты  воинские  части.  Поначалу  солдаты 
принимали  артистов,  играющих  роли  генералов  и  маршалов,  за  настоящих.  Когда 
«генералы»  проходили  мимо,  солдаты  вставали  по  команде  «смирно»,  приветствовали 
их. Но потом к артистам привыкли, свободно с ними говорили, вместе курили. Однажды 
на  съемку  приехал  консультант  фильма  -  настоящий  генерал.  Он  подошел  к  группе 
солдат,  сидящих  на  бревнышке.  -  Почему  не  приветствуете?!  -  возмутился  генерал. 
Солдаты  засмеялись,  а  один  достал  папироску  из  кармана  и  говорит:  -  Ладно,  не 
смешите. Дайте лучше спичечку - прикурить. 
(Из тетрадки в клеточку. Март 1989 года) 
На  «Мосфильме»  решили  организовать  объединение  комедийных  фильмов  под 
руководством режиссера Ивана Александровича Пырьева. Одно из первых произведений 
объединения  -  киносборник  «Совершенно  серьезно»,  в  который  и  вошел  наш  «Пес 
Барбос». 
Время от времени на студии собирали драматургов, режиссеров, актеров, композиторов - 
словом, всех, кого привлекала комедия. Каждый рассказывал смешные истории, которые, 
на  его  взгляд,  могли  бы  стать  сюжетами  для  комедийных  фильмов.  Запомнился  мне 
сюжет Никиты Богословского «Охота на оленя». Лес. Идет крадучись человек с ружьем. 
Притаился за кустами. Раздвигает кусты, видит, стоит чья-то «Волга». Человек подходит 
к машине и, быстро отвинтив с радиатора металлического оленя, убегает. 
На  этих  встречах  я  в  основном  слушал.  Иногда  записывал  смешные  истории,  думая,  а 
вдруг для работы в цирке пригодится? 
Во  время  одной  из  встреч  обсуждался  сценарий  короткометражки  для  очередного 
киносборника.  Режиссер,  который  собирался  ставить  ее,  засомневался,  пропустят  ли  ее 
на экран. На что Пырьев заметил: 
- Снимайте. Не пропустят, так хоть сами посмеемся! 
Многие старались себя показать друг перед другом как можно выгоднее. А Гайдай - нет. 
Он серьезно относился и к спорам о комедии, и к этим собраниям. Говорил он мало, но 
слушал всегда внимательно. 
- Идет, идет!!! Давай посуду! 
Миша в спешке приносил ночной горшок. 
В это время выбегал мальчишка и кричал: 
- Атас! (Берегитесь, мол, тревога.) 
Мы мгновенно переворачивали наши бачки, ставили на них тазы, полные белья, и делали 
вид, что стираем. На трубу змеевика вешали выстиранные вещи. На манеж выходили два 
дружинника, разоблачали нас и уводили за шиворот. Инспектор манежа спрашивал: 
- А как же белье? 
- Достираем,- отвечали мы.- Через три года. 
Нельзя сказать, что это была остроумная реприза. Но принимали ее неплохо. 
Гайдай  вместе  с  Бровиным  написал  сценарий  фильма  «Самогонщики».  В  лесу,  в 
избушке,  живут  три  алкоголика-самогонщика.  Как  напьются,  так  начинают  издеваться 
над  своей  собакой.  Собака  не  выдерживает  и  решает  их  проучить.  Она  выхватывает 
зубами из самогонного аппарата самую важную деталь - змеевик и выбегает из избушки. 
Значительная часть сценария строится на погоне. 
Съемки решили проводить там, где снимали «Пса Барбоса»,- в Снигирях. В день отъезда 
за  мной  заехал  Гайдай.  Мы  ведем  общий  разговор,  и  Таня,  вдруг  вспомнив  о  своей 
школьной подруге, которая училась во ВГИКе, снималась в кино, спросила Гайдая: 
- Вы не знаете, что сейчас делает артистка Нина Гребешкова? 
- Ну как же, очень хорошо знаю,- ответил Гайдай.- Это моя жена. 
Надо же, такое совпадение. Как тесен мир.