Home (Главная)

Page 257 - Страница 257
Page 257
background image

начинали гримироваться. Особенного грима не требовалось. Накладывали только общий 
тон и приклеивали ресницы, которые предложил Гайдай. 
- С гримом у вас все просто,- говорил Гайдай.- У вас и так смешное лицо. Нужно только 
деталь придумать. Пусть приклеят большие ресницы. А вы хлопайте глазами.  От этого 
лицо будет выглядеть еще глупее. 
В  девять  утра  начиналась  работа.  Сначала  шли  репетиции,  а  затем  съемка  с 
бесконечными  дублями.  Короткий  перерыв  на  обед,  и  снова  съемки.  В  пять  часов  дня 
меня  отвозили  в  цирк.  Полчаса  я  мог  полежать  на  диване  в  гримировочной,  а  в  семь 
вечера выходил на манеж. 
Весь месяц я снимался в Снигирях. В фильме не произносилось ни слова, он полностью 
строился на трюках, Многие трюки придумывались в процессе работы над картиной. И 
конечно, сложностей возникало немало. Вместе с нами снималась собака по кличке Брѐх, 
которая играла роль Барбоса. 
Эта  смышленая  дворняга  уже  снималась  в  каком-то  фильме.  Хозяин  Брѐха, 
дрессировщик  Игорь  Брейтщер,  относился  ко  всему  очень  серьезно.  Собаку  свою  он 
любил, заботливо за ней ухаживал, часами дрессировал и все время придумывал новые 
методы дрессуры для цирка. Как-то в перерыве между съемками он заметил: 
- Красиво-то красиво, но ведь опасно?- сказал я. 
- А ничего опасного. Надо провести электрический ток по барьеру и репетировать. Если 
животное  переступит  барьер,  его  ударит  током.  У  животных  вырабатывается  условный 
рефлекс, и они не будут заходить за барьер. Как видите, все просто. 
Я  представил  себе  удивительные  картины...  На  манеже  без  клеток  работают 
дрессировщики  со  львами,  тиграми,  гиенами.  Публика  замирает  от  удивления,  а 
животные ведут себя спокойно. 
Рассказал  я  об  этом  одному  известному  дрессировщику.  Он  меня  выслушал,  а  потом 
сказал: 
-  Заманчиво,  но  не  очень-то  я  этому  верю.  Все-таки  пускай  клетка  остается.  Зачем 
рисковать?  Знаете,  инстинкт  есть  инстинкт.  Здесь  никакой  электрический  ток  не 
поможет. А клетка - из нее не выпрыгнешь. 
Брѐх  работал  отлично.  Но  иногда  усложнял  нашу  жизнь.  Например,  когда  снимали 
погоню. Тот момент, когда собака с «динамитом» в зубах гонится за троицей  - Трусом, 
Бывалым и Балбесом. 
На репетиции все проходило нормально. Мы вбегали в кадр один за другим, пробегали 
сто  метров  по  дороге,  и  тут  выпускали  Брѐха  с  «динамитом»  в  зубах.  На  съемках 
начались осложнения. Пробежим мы сто метров и вдруг слышим команду: 
- Стоп! Обратно! 
В чем дело? Оказывается, Брѐх вбежал в кадр и уронил «динамит». 
Возвращаемся.  Занимаем  исходную  позицию.  Во  втором  дубле,  когда  мы  уже  почти 
добежали до заветного поворота, снова команда в мегафон: 
- Остановитесь! Обратно! 
Оказывается, собака убежала в лес. 
В  следующих  дублях  Брѐх  оборачивался  и  внимательно  смотрел  на  орущего 
дрессировщика, а в конце одного из последних дублей бросил  «динамит» и вцепился в 
ногу Моргунова. 
На восьмом дубле собака положила «динамит» с дымящимся шнуром и подняла заднюю 
лапу около пенька. 
А мы все бегали, бегали, бегали... 
После десятого дубля Моргунов, задыхаясь, сказал: 
- К концу картины я этого пса втихую придушу. 
Мы  бегали,  камера  крутилась,  пленка  расходовалась.  Все  нервничали.  Ни  одного 
полезного метра в тот день так и не сняли.