Home (Главная)

Page 221 - Страница 221
Page 221
background image

мячи, булавы, тарелки, палочки. Когда освобождался манеж, он продолжал репетицию на 
арене. Обед и завтрак ему приносили прямо на манеж. 
За  два  часа  до  представления  Энрико  брился,  переодевался,  возвращался  в  цирк  и 
продолжал  репетировать  до  своего  выхода.  Если  что-то  во  время  исполнения  номера 
получалось  не  так,  как  ему  хотелось,  он  оставался  после  окончания  представления  и. 
снова  репетировал,  пока  не  добивался  безошибочного  исполнения  трюков,  полного 
автоматизма. 
Энрико  Растелли  настолько  легко  и  свободно  подкидывал  и  ловил  предметы,  что 
казалось, палочки, шарики, тарелки, факелы притягивались к его рукам, как к магниту. 
При этом артист обладал поразительным обаянием, пластикой, легкостью. Невероятная 
техника, артистизм, бешеный ритм - все это обеспечивало ему успех. 
Если какой-нибудь артист выступал в гамбургском «Винтергартене» («Зимнем саду»), то 
он  мог  быть  спокоен  -  участие  хотя  бы  в  одной  из  этих  программ  обеспечивало  ему 
надежные контракты в лучших залах мира. Редко кому удавалось получить приглашение 
выступить  там  два  сезона.  Энрико  Растелли  получал  приглашение  в  «Винтергартен» 
двадцать раз! 
Ни  успех,  ни  восторженные  статьи  в  газетах,  ни  бешеные  гонорары  не  могли  отвлечь 
прославленного  жонглера  от  постоянной  работы  над  своим  номером.  Он  продолжал 
репетировать  по  двенадцать  часов  в  день.  Все  время  придумывал  новые  трюки, 
комбинации и оттачивал технику до неимоверного совершенства, жонглируя порой даже 
с закрытыми глазами. 
О  славе  великого  жонглера  как-то  рассказал  клоун  Кисс  своему  восьмилетнему  сыну. 
Про таких, как его сын, принято говорить, что они «родились в опилках». (Впервые он 
вышел на манеж в два с половиной года,  участвуя в пантомиме  «Наполеон в Египте».) 
Рассказ. отца произвел сильное впечатление на мальчика, и тот заявил: 
С этого дня у Саши Кисса началась напряженная работа. Все его сверстники в свободное 
время  гуляли,  читали  книги,  играли,  а  он  кидал  шарики,  палочки,  булавы.  Сначала 
освоил  три  предмета,  потом  четыре.  Освоив  простые  комбинации,  он  перешел  к 
сложным. Занятиями руководил отец, всячески поощряя стремление сына стать вторым 
Энрико  Растелли.  Впрочем,  если  говорить  точнее  -  отец  хотел,  чтобы  Саша  стал 
знаменитым  Александром  Киссом,  со  своим  лицом,  своей  манерой,  стилем  и 
неповторимостью. 
Разъезжая с родителями, Саша внимательно приглядывался к работе жонглеров. Все они 
работали хуже Энрико Растелли. Но и у них было чему поучиться. 
Саша  расспрашивал  всех  о  жизни  Растелли  и  настолько  хорошо  знал  его  биографию, 
трюки, что казалось, лично знал самого артиста. 
У Киссов родилась дочь Виолетта. Когда девочке исполнилось четыре года, шестилетний 
Саша начал обучать жонглированию и ее. 
Брат  и  сестра,  легко  овладев  акробатикой,  балансом,  начали  принимать  участие  в 
групповом жонглировании на лошадях. 
Я  никогда  не  видел  на  манеже  Энрико  Растелли,  но  помню  выступление  Виолетты  и 
Александра Кисс. Это лучшие жонглеры, которых я видел. 
Помню, когда мы занимались в студии, в нашу комнату заглянул Александр Борисович 
Буше и сказал: 
-  Мальчики,  сегодня  начинают  работать  жонглеры  Кисс.  Это  не  имеет  никакого 
отношения к клоунаде, но посмотреть их надо. Получите удовольствие. 
Я остался на представление и действительно получил огромное удовольствие. 
Никакой,  как  у  нас  говорят,  эффектной  «продажи»  трюков.  Но  какие  трюки!  Они 
показали более пяти фантастических по сложности и красоте трюков и исполняли их так 
легко,  будто  это  им  не  составляло  никакого  труда.  Будто  для  них  это  просто  забава  и 
игра. Когда я смотрел их в первый раз, рядом со мной стоял скупой на похвалу жонглер 
Жанто. Он следил за их работой и восхищенно приговаривал: