Home (Главная)

Page 218 - Страница 218
Page 218
background image

смешной клоун Боб О'Коннор, и вы непременно развеселитесь.  - Боб О'Коннор - это я- 
уныло ответил артист. (Из тетрадки в клеточку. Август 1960 года) 
На первых порах, когда мы работали коверными, нашей главной задачей было вызвать 
смех  у  зрителей.  Вызвать  во  что  бы  то  ни  стало.  Порой,  особенно  не  задумываясь,  мы 
вспоминали какую-нибудь старую, примитивную, но проверенную, как говорят, «битую» 
репризу  и  показывали  ее  на  манеже.  Нас  радовало,  что  мы  освоились,  почувствовали 
публику и некоторые наши импровизации проходят неплохо. Мы выработали свой прием 
появления на манеже и научились, еще ничего не сделав, вызывать реакцию зала. Это нас 
тоже подбадривало и помогало поверить в свои силы. 
Сейчас же, думая о профессии коверных, пришел к выводу, что стечение обстоятельств, 
а главное  -  склад характера, особое отношение к жизни, к юмору и помогают овладеть 
этой  редкой  профессией.  Иногда,  встречаясь  с  кем-нибудь,  я  начинаю  чувствовать,  что 
этот кто-то мог бы стать клоуном. И не только потому, что он смешной внешне, а потому 
что в его характере, поведении есть что-то наше, клоунское. 
К  таким  людям  я  отношу  и  моего  приятеля, директора  магазина  «Минеральные  воды». 
Как-то в разговоре с ним я заметил: 
-  А  знаете,  если  бы  в  свое  время  вы  пошли  в  цирк,  из  вас,  наверное,  вышел  бы  очень 
хороший клоун. Вы смешной по фактуре и, мне кажется, могли бы смешить людей. 
Мой собеседник вдруг побледнел и, опустив глаза, сказал: 
- Вы знаете, ведь это была мечта моей жизни,- и, загоревшись, добавил: - А если сейчас 
пойти, а? Как вы думаете? 
Что я мог ему ответить? Конечно, поздно идти в клоуны - ему уже за сорок. 
Через некоторое время я снова встретился с приятелем, и он мне сказал: 
- Знаете, после нашего разговора я ночь не спал. Я ведь люблю цирк, часто хожу туда и 
очень вам завидую. Я иногда и в жизни хочу смешить людей. Но, пожалуй, вы правы  - 
учиться поздно. 
Все  артисты  Союзгосцирка  делятся  на  категории:  от  четвертой  до  высшей.  Я  же  делю 
клоунов  только  на  две  категории:  смешных  и  несмешных.  У  смешных  всегда  свой 
репертуар, свое лицо, своя манера. Их публика любит. И я понимал, что для того, чтобы 
нам  с  Мишей  пробиться,  нужно  готовить  свой  репертуар,  утверждать  свои  образы.  И 
конечно,  важно  не  замыкаться  в  рамках  цирка,  а  искать  смешное  в  книгах,  фильмах, 
рисунках  и  особенно  -  в  людях,  в  жизненных  ситуациях.  В  жизни  немало  смешного. 
Правда, не из всего можно сделать репризу. 
Работая  в  цирке,  я  время  от  времени  заглядывал  в  читальный  зал  библиотеки  имени 
Пушкина.  Там  перелнстывал  старые  журналы,  сборники  карикатур,  читал  юмористов  - 
все пытался найти материал для реприз, интермедий,сценок. 
В  читальне-то  и  произошли  случаи,  которые  могут  стать  иллюстрацией  того,  что 
смешным может оказаться и вовсе на первый взгляд несмешное. 
Тишина. Все занимаются, слышно лишь, как переворачиваются страницы. И если у кого-
то  упадет  ручка,  все  невольно  оборачиваются.  Чтобы  не  мешать  друг  другу,  все  ходят 
осторожно. 
И вдруг среди тишины раздается громкий, уверенный голос: 
- Товарищи! Минуту внимания. 
Все  подняли  головы,  ожидая,  что  сейчас,  видимо,  услышат  объявление  о  встрече  в 
Малом зале с каким-нибудь поэтом или о консультации по литературе для поступающих 
в институт. Но вместо этого молодой человек, видимо студент, сказал: 
- Товарищи! Я ухожу. Всего хорошего...- И ушел. 
Наступила  странная  пауза.  Потом  возник  смешок,  а  затем  все  начали  смеяться.  Люди 
отвлеклись от работы минут на сорок. 
Я же думаю, что это, видимо, было сделано на пари. 
И  второй  случай.  Летом,  когда  на  улице  стояла  жара,  мы,  занимаясь  в  читальном зале, 
снимали  пиджаки  и  вешали  их  на  стулья.  Вдруг  на  виду  у  всех,  явно  обращая  на  себя