Home (Главная)

Page 213 - Страница 213
Page 213
background image

репортера  началась  шикарная  жизнь.  Узнавая  в  завтрашней  газете,  что  произойдет 
сегодня,  он  за  короткое  время  стал  миллионером.  Играл  на  бегах,  зная  заранее,  какая 
лошадь  придет  первая.  Зная  о  всех  преступлениях,  которые  произойдут  в  городе, 
заблаговременно  выезжал  на  места  убийств  и,  установивЗаканчивая  эту  историю,  я 
сказал,  что  мы,  артисты  цирка,  в  мистику  не  верим  и,  конечно,  не  можем  получить 
завтрашнюю  газету...  В  это  время  раздался  взрыв  хлопушки  (ее  незаметно  взорвал 
Миша),  и  к  моим  ногам  упала  свернутая  в  трубочку  газета.  Я  поднял  ее  и,  разыгрывая 
искреннее удивление, воскликнул: 
-  Смотрите-ка,  завтрашний  номер  «Вечернего  Ленинграда»!-  После  чего  под  смех 
зрительного зала начал читать юмористический отчет (конечно, он был написан заранее) 
о встрече клоунов с журналистами города. Эту шутку приняли прекрасно. 
Когда  мы  уходили,  ко  мне  подошла  миловидная  девушка  из  редакции  молодежной 
газеты «Смена» и сказала: 
-  Большое  вам  спасибо.  Оказывается,  вы  совсем  не  такие,  какими  я  вас  представляла. 
Теперь на клоунов буду смотреть другими глазами. 
Конечно,  как  в  святочном  рассказе,  полагалось  бы,  чтобы  после  этой  встречи  ко  мне 
подошел в бархатной куртке и пенсне тот  самый человек из Мариинского театра. Увы, 
этого не произошло. 
Человек  приходит  в  ресторан.  Садится  за  столик.  Официант  ставит перед  ним  тарелку, 
кладет  вилку,  нож  и  уходит.  Крутятся  стрелки  часов.  Время  идет.  А  официанта  нет. 
Голодный человек начинает постепенно съедать вилку, потом ложку, а затем и тарелку. 
Принимается за стул. Покончив со стулом, съедает стол. Такой номер, рассказывали мне, 
есть  за  границей.  Все  предметы,  которые  человек  съедал,  сделаны  из  тонкой  вафли. 
Артист  возит  с  собой  целый  агрегат,  изготовляющий  этот  съедобный  реквизит. 
Видевшие номер говорили, что смотрится он смешно. 
(Из тетрадки в клеточку. Февраль 1959 года) 
Мелким клоунским реквизитом мы стали обрастать задолго до того, как начали работать 
коверными.  Случайно  купленные  или  кем-нибудь  подаренные  вещи  -  большую 
английскую  булавку,  какую-нибудь  дудочку,-  огромную  галошу,  старый  клаксон  от 
автомобиля  -  мы  складывали  в  большой  ящик  с  надеждой,  что  все  это  может 
пригодиться. Нередко бывает, что именно какая-нибудь забавная, иногда даже странная 
вещь помогает родиться репризе. 
Помню, смотрел я, как цирковой бутафор что-то мастерил из резины, и лежавшие рядом 
обрезки вдруг напомнили мне змею. Я попросил его сделать нам из этой резины змейку. 
Зачем  она  нам  -  сам  не  знал.  Ну  пусть,  думаю,  будет  у  нас  змейка.  Повисит  в 
гардеробной,  а  потом  мы  с  ней  что-нибудь  да  придумаем.  Года  два  змея,  пугая  всех 
входящих,  «прожила»  в  нашей  гардеробной.  А  затем  родилась  реприза  «Змейка», 
которую  мы  с  успехом  показывали  после  работы  дрессировщиков.  Я  выходил  с 
чемоданом  в  центр  манежа  (в  чемодане  находился  механизм  управления  змейкой)  и 
сообщал Мише: 
- Вот мне Дуров змейку подарил! 
Вытаскивал  из  чемодана  змею  (она  извивалась  в  руках,  как  живая,  сделанные  из 
блестящих пуговиц глазки злобно блестели). Опуская ее на ковер, я говорил: 
- Ее зовут Катя. 
Публика смеялась. 
Змея бросалась то на меня, то на Мишу. 
Когда  мы  репетировали  репризу,  то  долго  думали,  чем  же  ее  закончить.  Вроде  бы  все 
смешно, а концовки нет. И решили мы в финале бросать змею в публику. 
- Ты с ума сошел,- сказала Таня,- бросать змею в публику. А если окажется беременная 
женщина... или кинешь на человека с больным сердцем. 
Тогда  мы  решили  использовать  подсадку.  Змея  кидается  сначала  на  меня,  потом  на 
Мишу. Мы пытаемся ее поймать, носимся за ней по манежу, публика смеется, а змейка