Home (Главная)

Page 209 - Страница 209
Page 209
background image

потом приглашал их к себе в кабинет и спокойно, не торопясь высказывал свое мнение. 
Замечания делал тактично, неназойливо. Его замечания всегда были точными. Он любил 
репетировать подолгу, обстоятельно, пока сам не чувствовал, что номер готов. 
-  Искусство  не  терпит  торопливости,-  отвечал  Венецианов  тем,  кто  торопил  его  с 
выпуском нового номера. 
Вся  атмосфера  Ленинградского  цирка,  взаимоотношения  технических  работников, 
администрации,  занятых  в  программе  артистов  определялись  и  поддерживались 
Венециановым. 
-  Понимаете,- говорил  он мне,-  развитие цирка зависит от  наличия культуры. Культуры 
человеческого общения. И конечно, от знаний... Нельзя же жить только своим номером. 
Нельзя! 
Помню,  про  одного  дрессировщика  лошадей,  с  которым  особенно  много  занимался, 
Венецианов сказал: 
- Он превосходный дрессировщик, знает свое дело. 
Лошади - страсть 
Венецианова. 
Ленинградский  цирк  славился  подготовкой  конных  номеров.  Именно  при  Венецианове 
открылась конная студия, из которой вышли превосходные дрессировщики. Сам Георгий 
Семенович  почти  ежедневно,  пока  позволяло  здоровье,  совершал  по  городу  прогулки 
верхом на лошади. Лишь в последние годы жизни из-за болезни ног прекратил их. И по 
цирку ходил в валенках. 
Педантичный  по  характеру,  он  ровно  в  десять  утра,  минута  в  минуту,  созывал  у  себя 
начальников  цехов,  ровно  в  три  часа  уезжал  домой  обедать,  ровно  за  пять  минут  до 
начала  вечернего  представления  приходил  в  цирк.  Обычно  смотрел  программу,  стоя  в 
боковом проходе зрительного зала, наблюдая реакцию публики. 
В  антракте  или  после  представления  часто  звонил  к  нам  в  гардеробную  и  высказывал 
свои замечания. Так продолжалось от спектакля к спектаклю. 
А  поздно  вечером,  когда  гасли  огни  рекламы,  я  видел,  как  Георгий  Семенович  с 
портфелем  под  мышкой  выходил  из  цирка.  Он  медленно  шел  к  трамвайной  остановке, 
стоял,  ожидая  трамвая.  Глядя  на  него,  я  мысленно  пытался  представить  его  дом. 
Наверное, в его квартире так же уютно, как и в кабинете. На стенах висят какие-нибудь 
старинные фотографии, картины, на полках много интересных книг. 
При  своей  педантичности  и  внешней  холодности  Венецианов  по  натуре  был  добрым 
человеком.  Он  заботился  о  людях,  понимал  их.  Когда  мы  готовили  новогоднее 
представление,  Георгий  Семенович  попросил  нас  придумать  какую-нибудь  небольшую 
роль для одного старого и забытого клоуна. 
-  Придумайте  что-нибудь  для  него.  Пусть  выйдет  на  манеж.  Подработает  человек 
немного,  но  главное  -  ему  будет  приятно  снова  побывать  в  цирке,  на  репетициях,  на 
представлениях. Жалко старика. 
Отличительная  черта  характера  Венецианова  -  спокойствие.  В  любой  обстановке  он 
сохранял  поразительную  невозмутимость.  Помню,  в  одну  из  осенних  ночей  1954  года 
возникла  угроза  наводнения.  Через  каждые  тридцать  минут  по  радио  объявляли  о 
повышении уровня воды в Неве. Вода перехлестывала уже через парапет реки Фонтанки. 
А от цирка до Фонтанки метров десять. 
В  цирке  возникла  паника.  Бегали  служащие,  волновались  артисты.  Администрация  не 
знала,  что  предпринять.  Больше  всех  почему-то  кричал  пожарник,  угрожая,  что,  если 
вода зальет подвал, он отключит свет. У проходной цирка столпились все сотрудники и 
решали,  куда  девать  животных.  Кричали,  нервничали,  ругались  между  собой.  На 
конюшне тревожно ржали лошади и ревели медведи. И тут появился Георгий Семенович 
Венецианов. 
- А собственно, почему такая паника?- спросил он тихо.