Home (Главная)

Page 192 - Страница 192
Page 192
background image

И рассказывал о том, как во время службы во флоте он однажды заснул в жерле орудия и 
им чуть было не выстреляли. 
Позже,  когда  наш  коллектив  распался,  Николая  Ивановича  вызвали  в  отдел  кадров  и 
предложили  пойти  на  пенсию.  (Мне  было  непонятно,  почему  в  главке  настаивали  на 
этом. Тамарин вполне еще мог работать.) 
- А может быть, я еще поработаю, - попросил старый артист. 
Но на его уходе настояли. 
После  получения  трудовой  книжки  старый  артист  пришел  к  нам  в  цирк  сникший  и 
постаревший.  Он  сидел  у  нас  в  гардеробной  на  ящике  и  плакал.  Так,  к  сожалению, 
бывает, когда руководители бездушно относятся к судьбам талантливых людей. 
В  системе  Союзгосцирка  есть  номер  «Комические  жокеи»,  с  которым  выступают 
сыновья  Николая  Ивановича  -  Юрий  и  Николай  Тамарины.  Глядя  на  них,  я  всегда 
вспоминаю их отца - доброго человека, талантливого артиста. 
Через  полтора  года  после  начала  нашей  работы  в  коллективе  нас  вызвали  в  Москву  на 
курсы  повышения  квалификации.  Там  мы  подготовили  клоунаду-пантомиму  «Черный 
Том». К сожалению, она получилась слабей «Маленького Пьера», хотя мы и показывали 
ее в некоторых городах. 
Так  и  разъезжали  мы  с  филатовским  коллективом  по  разным  городам.  Иногда 
происходили  любопытные  встречи.  Когда  мы  работали  в  Киеве,  один  из  артистов  за 
кулисами  подвел  меня  к  занавесу  и  показал  на  сидящего  в  четвертом  ряду  мужчину  с 
бородой, в шляпе, надвинутой на глаза. 
- Смотри-ка, Иванов пришел. 
- Какой Иванов? - удивился я. 
- Да коверный бывший. Теперь он священником работает. 
- Как «священником»? 
Подумать  только  -  клоун  стал  священником!  Какой  же  психологический  сдвиг  должен 
произойти у человека и что могло заставить его сменить клоунский костюм на рясу? 
Я  с  любопытством  наблюдал  за  Ивановым.  Он  сидел  понуро  и,  казалось,  никак  на 
представление  не  реагировал.  Во  втором  отделении  он  исчез.  Никто  мне  о  нем  тогда 
толком  не  рассказал.  А  я  нередко  вспоминал  Иванова,  думая,  хорошо  бы  с  ним 
встретиться и поговорить. 
Позже  от  старых  артистов  узнал  некоторые  подробности  жизни  этого  человека. 
Оказывается, Иванов в молодости под псевдонимом Вассо выступал с номером «Сольная 
джигитовка».  В  одном  из цирков  его  жена  сбежала  с  барабанщиком  из  оркестра.  В  тот 
день, как потом рассказывали, оркестр на выход Вассо вместо лезгинки заиграл «Карие 
глазки,  куда  вы  скрылись».  Взбешенный  Вассо  бегал  вокруг  цирка  за  дирижером, 
пытаясь  зарезать  его  бутафорским  деревянным  кинжалом.  Потом  артист  успокоился, 
продолжал  работать,  подготовил  несколько  реприз  и  стал  коверным.  Успех  имел 
средний.  В  годы  войны  он  ушел  из  цирка.  Пристроился  при  церкви.  После  войны 
приходил в цирк и сообщал друзьям-артистам: 
- Репетирую на священника. 
Впоследствии  он  рассказывал,  как  однажды  в  Киев  приехал  высокий  духовный  чин,  а 
священник, который должен был проводить службу, внезапно заболел. Иванов вызвался 
заменить  заболевшего  и  с  успехом  это  сделал.  Духовное  лицо  осталось  довольно,  и 
Иванова возвели в сан священника. 
Одно время бывший коверный служил в Белой Церкви. Потом его перевели в небольшой 
приход в деревню под Киевом. Летом он нередко наведывался в Киев и приходил в цирк. 
Артисты спрашивали его: 
- Не скучаешь по цирку-то? 
Иванов  говорил,  что  не  скучает,  но  временами,  когда  на  душе  становится  особенно 
тоскливо,  он  запирается  в  пустой  церкви,  делает  стойки  на  руках  или  крутит  сальто-