Home (Главная)

Page 175 - Страница 175
Page 175
background image

Когда  в  цирке  Муслю  расспрашивали  об  этом  путешествии,  он  смотрел  своими 
голубыми глазами и жалобно говорил: 
- А нам хотелось Турцию посмотреть. Мы бы посмотрели и сразу же обратно вернулись. 
Приехав  работать  в  один  из  городов,  я  снова  увидел  Муслю.  Грустная  произошла 
встреча.  Он  кинулся  ко  мне,  сказал,  что  рад  нашему  приезду,  долго  расспрашивал  о 
работе. И вдруг, отведя в сторону, странно посмотрел на меня, весь задрожал и, словно 
сообщая тайну, зашептал: 
-  Спаси  меня.  Умоляю.  Меня  хотят  убить.  Видишь,  стоят  экспедитор  и  двое 
униформистов.  Это  все...  понимаешь,  одна  шайка...  шайка!  На  улице  стоят  убийцы. 
Спаси меня. Умоляю. Меня хотят убить. Меня убьют... 
Пока  я  соображал,  как  бы  помочь  другу,  ко  мне  подошел  кто-то  из  артистов  и  тихо 
сказал: 
- Не обращай внимания. Это у него галлюцинация. Все от водки. Третий день. 
Постепенно,  на  глазах  у  всех,  спивался  Мусля.  Ему  не  разрешили  работать  в  больших 
цирках - он перешел в группу «Цирк на сцене». Приехав на гастроли в один из волжских 
городов,  я  случайно  узнал,  что  в  Доме  культуры  на  окраине  города  работает  цирк  на 
сцене,  коверный  -  Серго.  В  наш  выходной  день  с  Мишей  решили  посмотреть  это 
представление. В тот день Мусля работал трезвый, и зал стонал от хохота. 
Прощаясь, я спросил у него: 
- Ну как, Алеша, больше не пьешь? 
- Только во время переездов,- ответил он. 
- А переезжаете часто? 
- Каждый день,- сказал спокойно Мусля и посмотрел на меня чуть виноватыми глазами. 
Посмотрел так, что у меня сжалось сердце. 
Спустя  много  лет,  когда  мы  работали  в  Москве,  в  антракте  к  нам  зашел  Мусля.  Он 
рассказал, что поступил работать в Барнаульскую филармонию на договор, пить бросил, 
но вот беда - не на что доехать до Барнаула. 
Мы решили ему помочь. Но условились, что выдадим не деньгами, а сами купим билет 
до  Барнаула.  Дали  билет,  купили  еды  на  дорогу  и  распрощались.  Как  я  слышал,  он 
действительно  около  полугода  работал  от  Барнаульской  филармонии,  а  потом  опять 
сорвался, и его снова уволили. За прежние его заслуги, за талант Муслю взяли в какой-то 
цирк униформистом. 
Что  это?  Судьба?  Может  быть,  и  судьба.  Горестная  судьба  талантливого  человека.  А 
может быть, виноваты те, кто все время окружал его и не сумел помочь, мало ценил его? 
Может быть... А может быть, ему просто не повезло в личной жизни, и, будь с ним рядом 
друг,  партнер  или  просто  товарищ,-  я  имею  в  виду  человека  настоящего,  волевого, 
доброго, умеющего прийти на помощь, а не идти на поводу; или будь с ним рядом жена, 
умная  женщина,  которую  он  любил  бы  и  ради  нее  бросил  бы  пить,  а  она  помогала  бы 
ему,  следила  за  ним,-  может  быть,  тогда  все  сложилось  бы  у  Сергеева  иначе.  И  тогда, 
уверен,  афиши  с  его  именем  украшали  бы  лучшие  города  нашей  страны  и  мира.  И  он 
снимался бы в кино, выступал по телевидению и пользовался огромной популярностью. 
Только спустя много лет я смог оценить талант, пожалуй, даже гениальность Мусли. А 
тогда  я  воспринимал  его  просто  как хорошего  комика,  восторгаясь,  смотрел  репризы  и 
думал, что с подобными клоунами мне еще не раз предстоят встречи. 
Увы, работая в цирке более четверти века, побывав во многих странах мира, я ни разу не 
увидел  коверного  подобного  Мусле.  Было  немало  хороших  артистов,  ярких, 
запоминающихся, способных, но такого, как Мусля, не встречал. И ругаю себя за то, что 
в свое время не познакомился ближе с этим человеком. Суета цирковой жизни, частые 
переезды - все это помешало мне ближе узнать Муслю. Как и многие артисты, которые 
его любили, я жалел этого человека, сокрушаясь вместе с ними, что вот, мол, жаль-такой 
талантливый и погибает.